Николай Черкасов. Дон Кихот советского кино

Николай Черкасов родился в Петербурге в 1903 году в семье железнодорожного служащего. В гимназии он был прилежным учеником, об актерстве даже и не помышлял, несмотря на то, что тетя была актрисой Мариинского театра.

Его больше привлекала музыка, нежели драматический театр — с детских лет Николай любил классическую музыку, юношей он не пропускал ни одного концерта Шаляпина, бывал частым зрителям в Филармонии.

Николай собирался поступить в Военно-медицинскую академию, серьезно готовился к экзаменам, видел себя уже в благородной роли врача в белом халате…

Но однажды он возвращался на трамвае домой и застал сцену, когда рабочие убирали тело человека, погибшего по под трамваем. От вида крови замутило, и Черкасов понял, что в медицину, скорее всего, для него дорога закрыта.

Он не знал, чем себя занять, по совету друга отправился в школу мимистов. Именно там он понял цену одного жеста, который способен создать целый сценический образ. По окончании школы работал статистом в театре, выходил в массовке в Мариинке и в Большом драматическом театре.

Красота движения его пленяла, он часами мог стоять перед зеркалом, принимая различные позы, оттачивая жесты. Так он пришел к балету. Тогда не действовали такие жесткие правила, как теперь, и юноша имел возможность учиться балету после окончания школы.

Стройная, худощавая фигура, длинные, крепкие ноги, выразительные руки — всего этого было достаточно, чтобы талантливого молодого человека стали привлекать к спектаклям в студии молодого балета.

В 1920-1922 годах ему поручались партии Ротбарта в «Лебедином озере», Дон Кихота в одноименном балете, брамина в «Баядерке». Окончив в 1926 году институт сценического искусства, Черкасов стал выступать в Ленинградском ТЮЗе и мюзик-холле, который в двадцатые-тридцатые годы был очень популярен.

Выступать здесь было очень престижно, в мюзик-холле дебютировала Клавдия Шульженко, выступал со своим теа-джазом Леонид Утесов, потрясающе играла в мюзиклах » Под куполом цирка» и » Небесные ласточки» Зинаида Рикоми.

Это было время становления новых талантов, артисты пытались заявить о себе в собственных номерах, отказываясь дожидаться очередной роли «в пыльном закулисье».

С танцевальным эстрадным номером стал выступать Сергей Филиппов, Аркадий Райкин искал свою аудиторию в сборных концертах, Николаю Черкасову пришла в голову мысль создать танец-пантомиму «Пат и Паташон».

Эти персонажи были очень популярны у публики. Пат и Паташон — датский дуэт, выступавший с 1920 по 1941 год, фильмы с участием этого дуэта были в прокате в СССР, они были любимы, а поэтому и узнаваемы. Пат — высокий и худой, задумчивый меланхолик;

Паташон — низенький толстяк, подвижный и шустрый. Черкасов пригласил на роль подвижного Паташона своего товарища, начинающего артиста Бориса Чиркова.

Они разучили номер и стали с ним выступать в Мюзик-холле, публика принимала номер очень хорошо. С этим номером Черкасов и Чирков объездили провинциальные города, выступая чаще всего на арене цирка.

Также Черкасов выступал в спектакле, поставленном Касьяном Голейзовским, в будущем очень талантливым хореографом, а также в спектакле, поставленном мхатовцем, артистом Михаилом Яншиным.

С 1933 года Николай стал артистом Ленинградского драматического театра им. Пушкина. С этим театром он свяжет многие годы своей жизни, по сути уход из театра ускорит уход из жизни артиста.

Труппа театра приняла Черкасова настороженно — за ним уже закрепилось амплуа комика. Возразить Николаю было нечем, первой ролью в театре была эксцентрическая роль в спектакле «Чужой ребенок». Но злые языки стихли после спектакля «Вершины счастья», где актер блестяще исполнил серьезную роль сыщика.

Но широкому зрителю Николай Черкасов больше знаком по кино. Он начал сниматься еще в немых кинокартинах, где эксплуатировался все тот же образ комика. В 1935 году актер сыграл в фильме «Горячие денечки» вместе с Яниной Жеймо, с ней же повторил свой успех в фильме «Подруги».

Однако прославился Черкасов в 1936 году в роли академика Полежаева в фильме «Депутат Балтики», где он, тридцатитрехлетний сыграл 76-летнего старика. Эта роль стала настоящей актерской удачей.

В том же году он сыграл Паганеля в фильме «Дети капитана Гранта», роль, безусловно любимая всеми зрителями.

Когда Черкасов услышал, что режиссер Владимир Петров собирается снимать фильм о Петре I, он обратился к нему с просьбой отдать роль Петра. Режиссер, однако, увидел в нем роль цесаревича Алексея, которую Черкасов сыграл весьма успешно.

Дальше в его актерской жизни последуют роли знаменитых людей, известных своим вкладом в науку, музыку, историю. Сыграть реально существующую личность — не всегда просто.

Для актера подобные роли — вызов, нужно воплотить характерные физические черты, сыграть судьбу, выполнить сверхзадачу — показать величие и значение той или иной исторической личности.

Черкасов — лауреат пяти Сталинских премий, полученных за роли Александра Невского, Ивана Грозного, Модеста Мусоргского, Андрея Попова, Дон Кихота.

А еще он сыграл Горького и Маяковского, Пирогова, Белинского, Римского-Корсакова, Франклина Рузвельта, Владимира Стасова.

Сталин очень любил артиста за исполнение роли Александра Невского. На ордене Александра Невского изображен профиль Черкасова в этой роли.

Актеру, начавшему свой путь с эксцентрики, не хватало в череде серьезных и ответственных ролей комедии. И эту возможность ему предоставил режиссер Григорий Александров.

Он предложил Черкасову роль кинорежиссера в своей комедии «Весна» в 1947 году. Надо сказать, что Николай отказывался.

Он не видел ничего, что можно было бы сыграть, роль казалась ему плоской и неинтересной. Уговаривать артиста стала Любовь Орлова, она умоляла принять участие в картине, обещала, что Прагу, где снимался фильм, с Черкасовым сможет поехать и его жена.

Черкасов упирался недолго. Он принял участие в этой картине. Артисты, знавшие режиссера Сергея Эйзенштейна, признавались, что в режиссере, который Черкасов воплотил на экране, угадывается Эйзенштейн.

Следующей комической ролью артиста мог стать образ Василия Васильевича Нистратова, академика, в фильме «Верные друзья» в 1954 году. В Ленинград к Черкасову отправилась маленькая делегация в лице режиссера Михаила Калатозова и авторов сценария.

Но почему-то эта роль Черкасова не впечатлила. Не помогли уговоры давнего друга Бориса Чиркова, который исполнил роль Бориса Чижова. В результате роль Нистратова блестяще исполнил Василий Меркурьев.

В 1952 году свет увидела книга Черкасова «Записки советского актера», которая имела большой успех у читателей. В 1956 году артист снялся в фильме Георгия Козинцева «Дон Кихот».

Это было уже пятое воплощение рыцаря печального образа, создаваемое артистом, но всякий раз перед началом каждой сцены на киноплощадке артист волновался как в первый. Фильм снимали в Крыму, в жару Черкасову приходилось в течение долго времени носить тяжелые доспехи, выполнять сложные трюки с ветряной мельницей.

В конце пятидесятых-начале шестидесятых актер почти не снимался. Он играл в театре — в его репертуаре был «Ревизор», «Грозовой год», «Бег», «Все остается людям», «Маленькие трагедии».

Актер был очень занят в качестве депутата Верховного Совета, он действительно очень помогал людям. Как вспоминали его товарищи, через депутатскую приемную артиста прошло более двух тысяч человек.

В 1963 году Черкасова пригласили на съемки фильма «Все остается людям». Эта роль была хорошо знакома артисту по театру. В фильме снялись Андрей Попов, Софья Пилявская, Элина Быстрицкая, Ефим Копелян, Лев Свердлин.

За эту роль артист был удостоен Ленинской премии. В 1964 году артиста неожиданно уволили из театра. Рассказывают, что сначала сократили его жену, артистку этого же театра.

Черкасов отправился в дирекцию театра выяснять обстоятельства. Но театральные чиновники, как говорится, «зарвались». Они уволили самого Николая Черкасова, с указанием «в связи с уходом на пенсию».

Эта история буквально подкосила артиста. Очень сопереживал другу Борис Чирков.

Николай Черкасов страдал от астмы, которая позже перешла в эмфизему легких, он часто лежал в больницах. Здоровье часто подводило артиста. История с увольнением ухудшила состояние здоровья артиста.

Он еще успел сняться в советско-французском фильме «Третья молодость» в 1965 году. А в 1966 году великого артиста не стало. Как говорили многие, его сгубила не сердечная недостаточность, а недостаточность сердечности. Точнее и не скажешь.

Последними словами артиста были: «Слушай меня, Санчо, внимательно и не перебивай…»

Оцените статью