Яркий и безграничный Эрнест Хемингуэй

Сразу оговорюсь, что я не большой поклонник Эрнеста Хемингуэя. Но дело в том, что на его примере видно, что когда-то писатель был больше чем писателем. Ведь в первую очередь он был мужчиной.

А значит, ему были присущи все черты хищника. Знаете же сейчас моду на рассуждения о том, что литература в частности и культура в целости должны держаться подальше от политики или тем более войны.

Писатель же должен быть каким-то рафинированным и чуть ли не травоядным персонажем. Посмотрел бы я как такой молодой писатель, нашёл бы общий язык с Львом Толстым или тем же Ремарком.

Дело-то в том, что писатель в первую очередь должен уметь писать. А не декларировать какие-то общечеловеческие ценности. Но ведь именно этим и грешат сейчас многие молодые люди.

Они сами себе придумали какие-то рамки и теперь гнездятся в них, тем самым ограничивая себя. Заодно и зажимая литературу. Вот только каких-то сто лет назад литературу невозможно было зажать и ограничить.

Она была безбрежна и бесконечна. Возможно, потому что ей занимались такие яркие люди как Эрнест Хемингуэй.

Биография Эрнеста достойна экранизации. И я так подозреваю, именно сама жизнь сделала его образом мужественности. Он-то может и не собирался становиться таким, но судьба не оставила ему другого выбора.

Да, он выходец из обеспеченной семьи и не знал бедности. В детстве успел научиться играть на виолончели, но настоящей страстью у него была охота и бокс. Занятия музыкой он недолюбливал, но в школьном оркестре играл.

Самое же интересное в его жизни началось после школы. Вместо поступления в университет как того требовали родители молодой человек устроился работать в газету репортером.

Не надо думать, что он остался сидеть у них на шее, получая крошечную зарплату. В 17 лет Эрнест покинул родной Чикаго и перебрался в Канзас-Сити, где и набирался писательского опыта.

С началом Первой мировой он попробовал записаться в ряды добровольцев, но его не взяли из-за травмы глаза. Оставил ли он свою затею отправиться в Европу? Естественно нет и вместо рядового в окопах, он стал водителем машины Красного креста.

Спасал людей, был ранен, провёл шесть месяцев в госпитале, встретил там свою первую любовь, на которой собирался жениться, но она предпочла Эрнесту итальянского офицера.

В итоге вернулся домой с разбитым сердцем и повидавшим немало молодым человеком. На тот момент будущему великому писателю не было и двадцати лет.

А ведь не стоит забывать о том, что он успел уже и репортёром поработать, занимаясь всякой криминальной хроникой. То есть жизнь его успела изрядно потаскать.

Дома ему было естественно скучно и что бы хоть как-то развеять скуку, он поехал работать репортером в Торонто. Оттуда перебрался обратно в Чикаго и где-то в этом промежутке встретил свою первую жену.

С ней он и отправился покорять Париж, а заодно становиться писателем. Ему тогда едва исполнилось 22 года.

Свой первый сборник рассказов он выпустит в 24 года. К 30 годам станет огромным и самое главное успешным писателем. Где-то здесь же будут поездки в Африку, возвращение в Америку и проживание на Кубе.

Во время Второй Мировой войны он не стал отсиживаться на пенсии, а добровольцем двинул в Европу. Там он принимал участие в боях и впоследствии получил за это Бронзовую звезду.

Ещё в эту жизнь уместились четыре жены и три сына. А так же поддержка кубинской революции, путешествия и множество литературных произведений.

Главной загадкой остаётся последний поступок Эрнеста Хемингуэя. Почему он взялся за ружье, будучи по своей природе весьма жизнелюбивым и мужественным человеком?

Ответа на этот вопрос нет ни у кого. Однако его близкие друзья вспоминали, что под конец жизни он стал замкнутым и страдающим паранойей человеком.

То есть от того Эрнеста которого весь мир узнал как смелого и яркого человека не осталось ничего. И можно только гадать, почему он принял такое решение в конце жизни.

В одном я уверен точно. Этот его поступок был таким же смелым и ярким, как и вся жизнь. Видимо он счёл, что негоже такому писателю дожидаться немощи. Финал должен быть ярким и там необходима жирная точка. Он её и поставил без всяких предсмертных записок.

Жизнь же писателя можно спокойно брать и экранизировать. Благо биографию потомкам он оставил невероятно пёструю. Впрочем, о нём уж снимали художественные фильмы, хотя учитывая насыщенную жизнь, там материала хватило бы на сериал.

Возвращаясь же к самому началу моих размышлений отмечу, что такие люди как Эрнест сегодня невозможны. Во всяком случае, в писательской среде. Слишком он был масштабен как человек, сейчас же всё сжалось до рамок социальных сетей и это грустно.

Оцените статью