«Общедоступная барышня»

О дурной славе, что шла по пятам за его возлюбленной, купец знал. Слухи о Левиной ходили нелестные: мол, девица эта не слишком строгих нравов и были в ее жизни кавалеры разные…

Но Андреев сплетников не слушал: молоденькая швея крепко запала ему в душу. Да так, что наглядеться на нее не мог. Чаровница! Волшебница! Однако история вышла отнюдь не сказочной: дело окончилось преступлением в духе Достоевского.

На тридцать пятом году жизни с купцом Михаилом Андреевым приключилось нечто странное: он влюбился. Надо сказать, что прежде господин Андреев в открытом проявлении страстей замечен не был.

Он не увлекался ни спиртными напитками, ни азартными играми, ни даже девицами легкого поведения. Дела вел честно, в сомнительных предприятиях не участвовал и скандалов ни с кем не учинял. Словом, имел репутацию человека до невероятности порядочного.

Семейная жизнь купца тоже шла тихо и благопристойно: в 23 года он женился на тихой и скромной девице хорошего происхождения. И, не имея приключений до брака, не искал их и после: на сторону никогда не смотрел, оставаясь верным мужем.

Супружеские отношения с доброй хозяйственной женой, подарившей ему дочь, его вполне удовлетворяли.

Возможно, он так и прожил бы до конца дней своих, оставив в памяти близких лишь светлые воспоминания…если бы однажды не завели его те самые неисповедимые пути на народные гуляния.

А там — вот незадача! — в кругу подруг кокетливо улыбалась, щеголяя новым нарядом, темноглазая Сарра Левина.

Взглянул господин Андреев на бойкую девушку — и пропал.

Шли дни, а образ красавицы Саррочки все не стирался из памяти. Андреев навел справки о запавшей в душу особе и ужаснулся: ее охарактеризовали как «общедоступную «барышню» из швеек».

Нелестное описание! Однако купец, прежде столь благонравный, в этот раз принципиальности не проявил: он искал с возлюбленной встреч, дарил дорогие подарки и открыто говорил о чувствах, что запылали в его сердце.

Конечно, осада не слишком стойкой крепости долго не продлилась: Сарра, уже потерявшая девичью невинность, напору столь страстного обожателя противиться не стала.

Получив желаемое, Андреев не остыл. Напротив, он сделался верным рабом своей Сарры, готовым ради нее на все. И даже — на развод.

Впрочем, конечно, развестись в Российской империи было не так-то просто: препятствия чинили и церковь, и бюрократы, и общественное мнение, осуждавшее подобное «падение нравов».

Именно последнее стало для Андреева наиболее значимой препоной: супруга его, поначалу отчаянно пытавшаяся удержать мужа в семье, после ряда громких скандалов согласилась дать ему свободу, но поставила ряд условий.

Во-первых, он будет по-прежнему обеспечивать ее и совместного их ребенка. И, во-вторых, они разъедутся и заживут каждый своим домом до тех пор, пока дочь не выйдет замуж — портить девочке репутацию семейными дрязгами ни к чему.

Свое слово госпожа Андреева сдержала: как только отгремели свадебные колокола и будущее дочери было устроено, она согласилась дать мужу развод.

А тот был безмерно рад: за годы, что он прожил с Саррой, чувства его не изменились, а рожденная Левиной дочь лишь укрепила их отношения. Оттого-то в апреле 1904 года он, не раздумывая, повел принявшую православие любимую под венец.

Семейная жизнь шла по накатанному: Михаил Андреев работал, чтобы обеспечить жену и подраставшего ребенка, Саррочка, называвшаяся теперь Зинаидой Николаевной, проводила дни в приятной праздности — выезды на дачу, театры, обеды.

Ее положение — дамы уже замужней — гарантировало стабильность и, конечно, иное отношение со стороны общества.

И, если внешне все было крайне благопристойно, то внутри мадам Андреева осталась, вероятно, прежней: той самой веселой швеей, легко заводившей кратковременные интрижки.

Только в этот раз интрижкой отношения назвать было, пожалуй, нельзя: у Зинаиды развивался бурный роман на стороне. Очередной жертвой ее обаяния стал пятидесятилетний генерал Эрик-Герард фон Пистолькорс.

На долю бравого генерала некогда выпали тяжелые испытания: супруга бросила его ради великого князя Павла Александровича.

Бойкая Оленька ушла, оставив четверых детей мужу, который долго пытался оправиться от удара, а потом…влюбился вновь — в не менее бойкую Зинаиду Николаевну. И, как человек честный, предложил ей развестись с мужем и переехать к нему.

Пистолькорс дарил возлюбленной подарки и даже тайно — по крайней мере, для купца Андреева — съездил с ней за границу. Вернувшись, Зиночка упала в объятия мужа, а следующим утром во время завтрака вдруг заявила: «А знаешь?

Я выхожу замуж за Пистолькорса». Для бедного Михаила это стало тяжелым и неожиданным ударом. Сначала он воспринял откровение как нелепую глупую шутку…но Зинаида утверждала: все серьезно!

Позже адвокат доказывал: Андреев купил финский нож, чтобы прервать свои страдания, уйдя из жизни добровольно…

Ведь его семейная драма достигла апогея: неверная супруга хвасталась открывающимися перспективами — выйти замуж за генерала, приближенного ко двору, что может быть лучше?

Она достигнет нового, более высокого положения! Ее примут в совсем иных кругах! Масла в огонь подливал и Пистолькорс, посетивший Андреева, чтобы объясниться.

Развязка этой трагедии наступила 23 августа 1907 года, когда при очередной ссоре Зина накинулась на мужа с бранью. «Я сделаю так, что тебя вышлют из Петербурга!» — кричала она ему, не обращая внимания на дочь, пытавшуюся встать между родителями.

«Долго ли ты будешь оскорблять нас?» — взъярился муж и, схватив супругу за руку, потащил ее в кабинет. Из-за запертой двери раздался крик. А через минуту Андреев вышел и отбросил в сторону нож.

На суде, состоявшемся в конце 1907 года, присяжные вынесли свой приговор: Михаил Андреев был оправдан.

Оцените статью