«А я то думал это ваши дети!» — дерзко отвечал императору муж красавицы

Все знали, Елизавета Алексеевна мечтала родить императору наследника, но они были так далеки друг от друга, что это становилось невозможным.

Поэтому, когда на вежливый вопрос: «Как ваше здоровье?», последовал дерзкие ответ:

— Похоже, я в положении. – все присутствующие замерли.

Елизавета собралась, вежливо кивнула и отошла от фаворитки своего супруга. Кто знает, какую бурю чувств она переживала в этот момент.

«Для такого поступка надо обладать бесстыдством, какого я и вообразить не могла. Это произошло на балу… я говорила с ней, как со всеми прочими, спросила о её здоровье, она пожаловалась на недомогание: «Похоже, я в положении»…

Она прекрасно знала, что мне небезызвестно, от кого она могла быть беременна» — негодовала Елизавета Алексеевна в письме матери.

Прибыв в Россию совсем еще ребенком, принцесса надеялась встретить в лице великого князя Александра свою любовь. Этому не суждено было сбыться.

Она была прекрасной, но слишком осторожной и холодной, а он мечтал о буре страстей. Все это внук Екатерины Великой находил в придворных дамах. Им было позволено больше, чем цесаревне, а потом императрице.

Мария Нарышкина была очень мила. Дочь польского князя в изгнании привечала сама Екатерина II. Правда князя Святополк-Четвертинского казнили на глазах у пятилетней дочери, а саму ее привезли в Санкт-Петербург как заложницу.

В 15 лет она стала фрейлиной супруги наследника престола, Марии Федоровны, и очень скоро выдана замуж за богатого вельможу Дмитрия Нарышкина.

При этом для девушки было сделано исключение – даже после замужества она осталась служить фрейлиной своей госпоже.

Цесаревич Александр давно обратил внимание на красавицу Мари. Удивительно смотреть на других, когда твоя супруга – верх совершенства.

Совсем юных Александра и принцессу Луизу обвенчали, им было 15 лет. Очаровательные, близкие друг к другу характерами, они так и не испытали огонь страсти.

Сердцу не прикажешь, в Елизавете Алексеевне не было того живого огня, страсти, необходимой для того, чтобы разбудоражить чувства.

А в Марии Нарышкиной было все это и даже больше. Хорошенькая, не слишком увлеченная современной философией, она улыбалась и говорила о вещах понятных, о милых глупостях, светских сплетнях, о жизни, такой настоящей и естественной.

Придворные обсуждали, что захоти Елизавета Алексеевна, прояви она хоть каплю женской хитрости, толику чувственности, император забыл бы всех других.

Но это было не в характере императрицы, или слишком больно или слишком все равно. Уже давно между Елизаветой и Александром охладел пыл юношеской влюбленности.

Единственное, что причиняло ей боль – невозможность родить наследника. А вот Мария Антоновна Нарышкина рожала Александру детей исправно…

Эта связь длилась пятнадцать лет. Мария Антоновна при всей своей красоте и доброте, не очень-то дорожила положением.

Однажды Александр I застал возлюбленную в объятиях генерал-адъютанта Адама Петровича Ожаровского.

Пришлось Марии убеждать императора, что ему все привиделось, показалось, но сплетни уже распространялись по Санкт-Петербургу. На эту первую обиду Александр закрыл глаза, слишком очаровательна была Мари.

В конце концов, их объединяла забота о дочери, такой слабой здоровьем, что пришлось Нарышкиной увезти ее на воды, сперва в Швейцарию, потом в Германию, а потом в турне по европейским столицам.

Такая долгая разлука, как мадам Нарышкиной еще развлечь себя, если не курортными романами. До Санкт-Петербурга долетали новости о связи с князем Гагариным.

Император рвал и метал, ревновал, а потом… Остыл и стал равнодушным. Слишком много других забот у него было, шел 1812 год.

Последней точкой в отношениях Александра I и Марии Нарышкиной стало рождение ребенка от князя Гагарина. Муж Марии признал младенца, хотя все понимали, что его даже не было рядом с ней последний год. Но император уже не простил обиды.

Александр Павлович составил документ, гарантирующий достойное содержание тем детям Марии, которых он признавал своими, да и Мария Антоновна была довольна. Ее чувства тоже давно угасли, к чему обманываться.

Самым счастливым персонажем этой истории оказался муж Марии, поскольку после того, как были улажены все формальности, супруги отправились в длительное путешествие.

Счастливый Дмитрий Львович, наконец-то свободный от необходимости сохранять лицо и делать «хорошую мину», наконе- то был наедине с любимой женой.

А он ее действительно обожал, заказывал в ее честь поэмы и сонеты, осыпал подарками и драгоценностями.

Однажды император встретил Дмитрия Львовича на прогулке и поинтересовался: «Как здоровье ваших детей?». «А я-то думал это ваши дети!» — отвечал дерзкий муж.

Супруг прощал своей Мари все. А она, зная такую слабость Дмитрия Львовича, не стремилась его обманывать и скрываться.

В конце концов, после смерти князя в 1845 году, Мария Антоновна вышла замуж за служившего при ее муже флигель-адъютанта Павла Борзина.

Оцените статью
«А я то думал это ваши дети!» — дерзко отвечал императору муж красавицы
Яркий, разноплановый и обаятельный Юрий Внуков – как живёт сейчас одинокий бездетный артист