Беглянка

«Иди!» — хрипло приказал император своему сыну. Но Конрад даже не шелохнулся. «Иди!» — Генрих повторил приказ. «Вы бесчестите имя нашего рода, вы бесчестите титул императора!» — Выкрикнул Конрад.

Наутро он покинул Верону, а несчастная Евпраксия всё ещё томилась взаперти. Она повторяла про себя только одно слово: «Бежать». И это стало её девизом и надеждой на спасение.

У императора Генриха IV были дети от первого брака. Однако Конрад всегда казался ему слишком слабым для того, чтобы наследовать империю.

А младший, Генрих, отличался неважным здоровьем. Поэтому-то император и женился во второй раз – на красавице Евпраксии, русской княжне, успевшей недолго побывать замужем в Саксонии.

Генрих рассчитывал, что эта молодая женщина подарит ему достойных наследников. Но вышло иначе.

Единственный ребёнок этой пары умер во младенчестве. Постоянно пребывая в разъездах, Генрих нет-нет да и задавал себе вопрос: «А как проводит время без него прекрасная Евпраксия?».

Вполне возможно, что эти мысли ему намеренно подсказывали извне. Император начал присматриваться. Каждая мелочь теперь казалась ему подозрительной.

Если кто-то заговаривал с Евпраксией, он подолгу размышлял — а не является ли это признаком повышенного интереса? А то, что сын с таким обожанием смотрит на мачеху – не пользуется ли он её благосклонностью когда Генриха поблизости нет?

Сомнения раздирали его душу, да так, что однажды он решился на «проверку»:

«Велел одному барону искать её любви, — позже напишет Николай Карамзин, — а она назначила ему время и место для встречи… Вместо барона явился сам император, но каково же было его удивление, когда вместо Евпраксии он встретил ее слуг!.. Раздраженный Генрих обругал жену с гнусной жестокостью: нагую показал молодым людям, велев им также раздеться».

То, что происходило за запертыми дверями этого дома, обросло множеством слухов и домыслов. Позже Евпраксия будет давать подробные разъяснения: муж не только унизил её словесно, но и заставил «возлечь с его приближёнными».

Говорили, что Генрих требовал от своего сына, от Конрада, чтобы тот оскорбил мачеху. Однако принц не согласился и умудрился сбежать.

«Король Генрих обезумел, — записано в «Штаденских анналах», — он подверг жену заключению, и даже сына убеждал войти к ней».

Нет точных указаний, почему император повёл себя подобным образом. Действительно ли он лишился рассудка? Был ли он приверженцем николаитов, о которых много судачили в Европе?

Им приписывали не только странное поведение, но и «чёрные мессы», и крайне вольное обращение с супружескими обетами…

Одна из версий связана со вспыхнувшим мятежом в землях Саксонии. Евпраксия – теперь называемая Адельгейдой (или Агнессой – есть и такой вариант) – до замужества с Генрихом носила титул маркграфини Саксонской.

Вполне возможно, что император вымещал на супруге свой гнев. Если обвинения против Генриха верны, то они вполне укладываются в логику людей XI века – унижение в ответ на сопротивление.

Поступая так с Евпраксией, вдовой покойного господина саксонцев, он показывал им своё презрение.

Сбежавший Конрад, безусловно, рассказал обо всём в Риме, где он вскоре очутился. Тогда правительница Тосканы, Матильда, выразила желание немедленно оказать поддержку Евпраксии, и сама выехала в Верону.

Ей удалось послать весточку пленённой императрице, а заодно и золото. Это позволило Евпраксии подкупить слуг и незаметно покинуть дом, в котором молодая женщина содержалась.

Спустя несколько часов знатная беглянка во весь опор скакала в Рим. Зима 1093 года укрыла землю белым саваном…

В Риме от Евпраксии потребовали ничего не скрывать. И она, превозмогая стыд, рассказала обо всём: как император обращался лично с ней, как называл своего родного сына бастардом, поведала и о том, что Генрих IV увлекся еретическими учениями…

Понтифик удовлетворенно кивнул. Правителя Священной Римской империи ожидаемо предали анафеме.

Историки спорят: а было ли это всё на самом деле? Генрих на протяжении многих лет считался очень неугодным папскому трону. Его обширные земли мечтал прибрать к рукам супруг Матильды Тосканской.

А его сын Конрад был не прочь именоваться королём, не дожидаясь смерти отца… Не сохранилось рассказа самой Евпраксии, как нет и данных о том, был ли император, действительно, заражён ересью.

Возможно, этот пункт был необходим как раз для анафемы?

В то же самое время, за Генрихом давно закрепилась нехорошая слава. Он часто бывал жесток и несправедлив, он пренебрегал своей первой женой, пока его не вынудили помириться с ней…

Император вовсе не был похож на идеального героя, которого оклеветали по чьей-то злой воле. Возможно, истина где-то посередине?

Однако те страшные вещи, которые прозвучали в папском дворце из уст Евпраксии, заставили Европу содрогнуться. Таких обвинений императорам ещё не предъявляли. Церковь расторгла брак Генриха и русской княжны. Евпраксия снова была свободна.

Есть ещё одна любопытная версия, что Конрад и Евпраксия сговорились между собой, и впоследствии планировали пожениться.

Если это и так, план провалился: старший сын Генриха взял в жены Констанцию Сицилийскую, поскольку на этом настаивал сам Римский папа. А Евпраксия, пробыв какое-то время на итальянских землях, приняла решение, что с неё достаточно.

Она отправилась домой, к родным берегам, и умерла в 1109-м году в Печерском монастыре.

Известно, что она стала монахиней незадолго до смерти, что успела повидать свою мать, княгиню Анну. Беглянка наконец нашла приют и покой.

А история Генриха IV после многократно пересказывалась, отчего за ним закрепилась слава одной из самых мрачных фигур Средневековья.

Оцените статью
Беглянка
Айнэнэ для барина